moyage311 (moyage311) wrote,
moyage311
moyage311

Categories:

Вена. Собор Святого Стефана. Южная башня

Когда гуляешь по Вене, меньше всего хочется думать о событиях времен войны. Вена может быть какой угодно - приветливой, слегка чопорной, местами скучной, местами вызывающей удивление, но она неизменно деликатна и обходительна по отношению к гостям. Здесь чувствуешь себя, как дома. Поэтому вдвойне трудно представить себе другую Вену - превращенную в крепость, готовую к бою не на жизнь, а на смерть. Столица Австрии, а вернее, Восточной Марки (Остмарк) - одной из областей Третьего Рейха, в которую после Аншлюса превратилась независимая до этого страна, должна была стать непреодолимым рубежом на подступах к южным районам Германии. Но этого не случилось. Несмотря на оборонительные сооружения и многочисленные подразделения гитлеровских войск, выделенные для этой цели, Вена пала. Чтобы подавить сопротивление фашистов, Красной Армии потребовалось 8 дней. 13 апреля 1945 года все было закончено.



Следы тех кровавых событий теперь не видны на спокойном и благообразном лице знаменитой европейской красавицы. Само собой, после ужаса бомбежек и уличных боев, жители города постарались поскорее "зачистить территорию", чтобы был порядок и чтобы ничего не напоминало о пережитом. Но едва заметные штрихи все-таки сохранились в "темных углах" Вены до наших дней.
Мы и не ожидали встретиться с чем-то подобным, когда планировали подъем на колокольню Собора Святого Стефана.



Главный собор столицы и всей страны имеет две колокольни - Северную и Южную. Мы решили начать с Южной, более высокой и красивой, имеющей привычный для готических сооружений остроконечный шпиль.



Во время подъема по не менее привычной для всех старинных башен и колоколен винтовой лестнице, мы обратили внимание на покрытые черным налетом стены. Этот налет не был похож на грязь, которая оседает на камнях с наружной стороны - из-за воздействия не очень чистого городского воздуха и осадков. Он был больше похож на копоть.

4.JPG

Наши подозрения нашли подтверждение: мы увидели надпись, сообщавшую о пожаре, который начался в церкви как раз во время штурма. Позже я прочитала и про военные операции в этом районе и про то, от чего произошел пожар.
Бомбардировки Вены с воздуха (в 42-м одна советская, а потом, с марта 44-го - англо-американские) не причинили городу и Собору большого ущерба. Для противовоздушной обороны гитлеровцы использовали зенитные башни, флактурмы - мощные сооружения с орудиями на верхних площадках (один из таких бетонных монстров сохранился в самом центре Вены, рядом с Музейным кварталом. Там сейчас музей) Массированного артобстрела перед началом штурма, такого, какой велся по Берлину, не было. Наоборот, был приказ бережно относится к объектам материальной культуры города-музея. Сейчас операцию по освобождению Вены называют ювелирной за тонкую тактику ведения уличных боев, и за то, что удалось предотвратить запланированное фашистами уничтожение исторического центра ("ювелирка" обошлась недешево - на жизнях бойцов не экономили)...
Ну а что Собор? Прямые военные действия его не затронули. Случилось другое: местные мародёры, подожгли разграбленные лавки, находящиеся по соседству. Огонь перекинулся на церковь...

4.JPG

На самой верхней площадке до которой можно поднятся посетителям (67 метров от уровня земли), есть несколько открытых окон, через которые можно осматривать город. А еще там находится прилавок с сувенирами и книгами о Вене и с продавцом, который ужасно устаёт отвечать на одни и те же вопросы о высоте колокольни и о количестве ступеней. Поэтому он повесил рядом с собой плакатик, в сторону которого устало машет рукой всякий раз, когда очередной запыхавшийся гость обращается к нему со стандартными расспросами. Но с нами продавец охотно вступил в контакт, потому что мы проявили интерес к другому - к тому что, по всей видимости, было небезразлично ему самому.



Нас удивили покрытые надписями стены. Удивление первое: как местные жители допускают безобразие, которое в австрийском сознании должно граничить с хаосом, и не принимают никаких мер, чтобы стало чисто и прилично? Как-никак святыня и символ города, находящийся в самом его сердце. Удивление второе: среди многих невнятных каракулей, оставленных разными людьми в разное время мы заметили два четких автографа на кириллице, датированных 45 годом. Казалось бы, потомкам тех, кто потерпел поражение, был завоеван, меньше всего должны нравится такие приветы из прошлого, напоминающие об этих самых завоевателях. Так почему не стерли, не закрасили?
Житель Вены, потомок, ответил: это память, это история. Надо знать и сохранять.



Чем больше я всматривалась в "автографы Победы", тем больше возникало вопросов. Кто были эти двое, чьи имена нам удалось различить? Зачем они поднялись на такую верхотуру и при каких обстоятельствах это произошло? Ведь дата под обеими росписями - 30 июля 1945 год, то есть с момента завершения Венской наступательной операции прошло три с половиной месяца. Да, контингент советских войск оставался в Вене на протяжении 10 лет - столица, как и вся Австрия, была поделена между союзниками на зоны оккупации, которая длилась до 1955 года... Что может значить дата 30 июля?  Может, в этот день участникам штурма были вручены боевые награды?



Это вполне возможно. Медаль "За взятие Вены" была учреждена 9 июня 45 года, ею было награждено более 270 тысяч человек. Отыскать среди этих тысяч Роберта Двалишвили из Тбилиси и "кавказца" Стойлова П. вряд ли возможно. Полного тезку грузина я все ж таки нашла. Но он был награжден другой медалью - "За взятие Берлина". Не исключено, что это тот самый Роберт, который расписался на стене Южной башни. Клубок военных и послевоенных судеб участников великой заварухи иногда не под силу расплести даже кровно заинтересованным в этом людям - родственникам.  Кто знает, может командование отправляло  какие-то части из Берлина в Вену...



Сейчас это уже не имеет значения. В нашем случае мы вообще можем предполагать всё, что угодно, в том числе и то, что "увековечившие" себя люди даже не были участниками боев, а находились в советских оккупационных формированиях на штатских должностях (я думаю, были и такие), а на башню проднялись просто, как любопытные туристы, чтобы окинуть взглядом незнакомый им город.



Виды тогда были далеко не так хороши, как сейчас.  Многие здания были повреждены или разрушены целиком. Впереди были годы работы по восстановлению и строительству новой Вены



Вот этой красивой цветной узорчатой крыши точно не было. Совсем. Вместо нее зиял провал, заглянув в который можно было увидеть внутреннее пространство церкви. Крыша рухнула во время того самого пожара, последствия которого мы видели внутри Южной башни  (Фото сделано мной с верхней площадки другой башни - Северной)



Послевоенный снимок дает представление о том, какие повреждения в результатн пожара получил Собор Святого Стефана, по-домашнему называемый венцами "Штеффи". Но снимок не расскажет, сколько ценностей, находившихся внутри, было уничтожено огнем.



Не возьмусь судить, какие мысли и чувства вызывают у австрийцев события Второй Мировой, начиная с Аншлюса и заканчивая разгромом и оккупацией. Думаю, у них, как и у нас, нет единого отношения к прошлому своей страны, как к отдельным его эпизодам, так и в целом. И, скорее всего, политические партии, каждая на свой лад, трактуют их и преподносят  в том свете, который удобен в конкретной ситуации. Но одно могу сказать: ни разу не видела неуважительного отношения к нашим памятникам - ни в столице ни в провинции. Местные жители ухаживают не только за официальными солидными мемориалами, но и за скромными могилами неизвестных бойцов, разбросанными по всей стране

Памятник воинам-освободителям в Вене, на одной из центральных площадей (Шварценбергплатц) содержится в идеальном порядке.
Монумент был открыт 19.08.45. На граните высечены имена наших солдат и офицеров, отдавших свою жизнь в боях за Вену.


Tags: Австрия, Вена, война, освобождение, память, путешествие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments